Почему Америка наступает

13.03.12
Почему Америка наступает?

В продолжение цитат из книги Андрея Паршева "Почему Россия не Америка" хочется поделиться цитатами из очередной книги этого автора. Напомню, что в книге "Почему Россия не Америка" Паршев поднимает тему влияния климата на экономическое развитие стран. Конечно, автор подвергался критике за жёсткую детерминацию развития страны от климатических условий, отодвигая на задний план другие факторы, которые оказывает влияние на "судьбу" каждой страны. Тем не менее, без всяких сомнений, климат оказывает значительное влияние на развитие стран, вопрос заключается, насколько сильно это влияние.
В очередной книге «Почему Америка наступает» Андрей Паршев останавливается на роли нефти в современной цивилизации, на то, как спрос на "чёрное золото" влияет на Мировую политику. Ниже приведены занимательные факты из этой книги о нефти, на которой построено всё наше материальное благополучие.

В школе мы узнали, что КПД паровоза - 4%. Оказывается, КПД электролампочки в конечном итоге даже меньше. Она переводит в свет 10% получаемой ею энергии (остальное излучается в виде тепла), но до конечного потребителя - квартир - доходит лишь около 30% энергии, содержащейся в топливе! Остальное теряется по пути от генерирующих мощностей, да и КПД преобразования энергии из одного вида в другой никогда не достигает 100% даже теоретически (обычно считается, что преобразование в электричество различных видов энергии производится с обобщенным коэффициентом 38,46%). В результате вся энергия, расходуемая в быту, промышленности и на транспорте, нагревает атмосферу.


Ведь 20 % населения мира проживает сейчас в прибрежных городах - не знаю, правда, многие ли из них ниже 70 м от уровня моря. Половина населения Земли живет в стокилометровой зоне от моря-океана - но Россия и в этом отношении редкое исключение. Из 10 крупнейших городов мира - 9 прибрежные, из 50 крупнейших - прибрежных две трети.


Обычная ядерная бомба с оболочкой из кобальта могла сделать целый континент непригодным для жизни любых существ, кроме скорпионов (они поразительно устойчивы к радиации).


Энгельс писал, что военное производство с экономической точки зрения - лишь бросание национального достояния в воду.


Мы - бедная и холодная страна, и те же, что в США, военные усилия для нашей экономики чрезмерны. Эти флоты разномастных подлодок, танковые армады... Эти склады ракет для многократной перезарядки стартовых комплексов, бесполезные в реальных условиях ядерной войны... Сами военные признают, что перевооружение современными средствами связи и разведки повысило бы боеспособность нашей армии даже при сокращении ее вооружений в несколько раз - другой вопрос, что мы этого не сделали.


Все потребляют в день свои 1,5-2 кг продуктов, и считают, что появляются они прямо в подсобках магазинов.


Наши историки, частенько спорящие между собой, согласны в том, что толчком к падению династии Годуновых и Смутному времени послужила климатическая аномалия рубежа XVI-XVII вв. На Россию обрушилось похолодание - всего на один или два года. Тогда, в 1601 г., Волга в верхнем течении замерзла 18-го августа; погибли оба урожая, и озимых, и яровых культур. Годунов пытался поправить дело раздачей голодающим серебра, но это проблемы почему-то не решило. Трехлетнего голода государство не выдержало. Сейчас, конечно, производство продовольствия распределено по всей планете (еще в начале XX-го века было не так), но переходящий запас зерна в мире сейчас рассчитан всего примерно на 60-70 дней.
Если чего не дай Бог - проблемы неизбежны, тем более что продовольственно избыточных стран остается все меньше. Население растет везде, даже в странах с низкой рождаемостью, поскольку народы, демографически избыточные, снабжают своей продукцией регионы стабильные. В Канаде в 1990 г. было 25 млн. населения, а сейчас едва ли не больше 30. Мы все боимся неконтролируемой миграции в Россию, но "беженцы" не дураки, стараются ехать все же в богатые страны.
И стоит разразиться крупной погодной катастрофе, или нескольким одновременно - и продовольствие будет взять негде. Локальные сельскохозяйственные катастрофы бывают везде. Мы до сих пор помним холодное, дождливое лето 1946 г., но (утешение, конечно, небольшое) по-своему страдают иногда даже американцы. Например, в январе 1995 г. в Америке произошла такая вот неприятность: в окрестностях Вашингтона из-за аномально холодной погоды погиб весь урожай помидоров в открытом грунте. И по закону больших чисел рано или поздно несколько таких неприятностей совпадут, что станет экспериментальной проверкой устойчивости нашей цивилизации. Необходимой, потому что возможно и худшее. Вполне вероятны не только случайно совпавшие во времени неурожаи, возможны и катастрофы мирового масштаба.


Мы знаем о коренных переменах климата благодаря работам палеоклиматологов. Но вероятные климатические потрясения редко связаны с потеплениями, это касается даже засух. Казалось бы, засухи бывают от жары - но, оказывается, напротив, именно в эпохи холодного климата в последний миллион лет воздух в умеренном поясе становится более сухим. Похолодания приносят вреда гораздо больше. Мало какие растения выдерживают падение температуры ниже нуля даже на несколько часов. Но и при температуре ниже +7 градусов по Цельсию процесс фотосинтеза останавливается. У каждого сорта есть определенные требования, выражаемые в произведении среднесуточной температуры на количество дней, когда температура благоприятна. Банану нужно полгода с температурой выше 18 градусов по Цельсию; у клюквы требования скромнее, но тоже есть. Растение может в нежаркое лето не накопить питательных веществ, и урожая не будет. Одно по-настоящему холодное лето человечество переживет без катастрофических потерь; два - уже вряд ли. Да и случиться может оно без глобальных изменений средней температуры, просто зима станет теплой. Много ли в ней будет радости?
Самая крупная катастрофа - конечно, очередной ледниковый период. Теперь известно, что переход к нему - процесс не постепенный. Словно где-то замыкает огромное реле, и средняя температура на огромных территориях падает на несколько градусов в течение всего нескольких лет. Так, последний ледниковый период начался именно так: переход к ледниковому периоду произошел за 15 лет (конец эймского периода, около 115 тыс. лет назад). Обратный переход к межледниковью (то есть к тому, что мы считаем нормальным состоянием) занял 70 лет. То есть земной климат не меняется непрерывно и не может быть каким угодно: у него есть два устойчивых положения, и он переходит из одного в другое. В каждом из них бывают и микроколебания, но незначительные. Незначительные - в геологическом смысле. Для тех, кто живет в эпоху перемен, они очень даже значительны.


Последние 8 тыс. лет, согласно понятиям палеоклиматологов, отличались очень ровным климатом. Но это не значит, что так будет всегда. Что если даже малый ледниковый период? Даже если просто "отключится" Гольфстрим лет так на 50? Пока еще безо всякого ледникового периода? Летом-то там, в Западной Европе, будет терпимо, как и сейчас, а вот зимой - как в России. А парижане не привыкли к зимним морозам.


Глобальное потепление - не то, что действительно угрожает современной цивилизации; более того, возможно, оно ей и не угрожает вообще.


Есть такой "железный закон" - на экспорте сырья не разбогатеешь. Из-за этого закона когда-то, в 60-70 годы 19-го века пострадала Россия, в 20-м - Аргентина. На рубеже 19-20 веков она входила в мировую десятку (тогда стран в мире, правда, было поменьше), продавала броненосные крейсера и России и Японии, но ее зерно и тушенка последний раз остро понадобились только во Вторую Мировую.
Прибыль получает потребитель сырья, а не производитель. На обложке книги вы видите странную картинку - полуголые грязные люди поднимают по приставным лестницам какие-то мешки. Никогда не догадаешься, в чем тут дело. А это добыча алмазов в Бразилии! Алмазов! Но что-то на богачей эти люди не похожи.
Отдельные личности могут, конечно, составить себе состояние, но страна в целом - нет. Чем сильней страна втягивается в "сырьевую ловушку" - тем дальше она отстает. А вот нефть - другое дело. Есть целые страны, которые разбогатели и стали значимы в мире только благодаря нефти.


... при правильном распределении доходов от продажи её.

В качестве дополнения хочется привести цитату из книги Александра Никонова "Апгрейд обезьяны": "За последние десятилетия Запад благодаря новым технологиям резко снизил ресурсоемкость своей экономики, ему уже не нужно 2 тонны железа на машину, нужна только одна тонна. Поэтому, условно говоря, ресурс, которым располагал Третий мир, за последние 20 лет удешевился вдвое втрое и еще больше удешевится". Думаю, что в будущем это будет касаться и нефти.

Фабула нефтяного вопроса, если не вдаваться в подробности, крайне проста. В год добывается 3 млрд. т. нефти, две трети которой потребляется развитыми странами Запада и Японией. В мире разведано 140 млрд. т. нефти, причем более половины принадлежит пяти странам Персидского Залива. И Запад занят главным образом тем, чтобы поделить эту нефть и обеспечить беспрепятственный доступ к ней на ближайшие 40 - 50 лет.


Количественные данные, используемые здесь, в основном взяты из разделов "Нефть" и "Природный горючий газ" Государственного доклада Правительства Государственной Думе за 1997 г., доступного в Интернете.
Данные соответствуют состоянию на середину 90-х гг. XX века. Они широко известны. Всего подтвержденные (или доказанные) запасы нефти в мире составляют не более 145 млрд. тонн. Это количество динамически меняется - вычитается добыча и добавляются полностью разведанные и оцененные месторождения. Так, иногда приводится цифра 140 млрд. тонн. В различных источниках цифра также может отличаться - но не сильно, именно в этом диапазоне.


Великие нефтяные державы - те, чьи нефтяные запасы измеряются в миллиардах тонн, а добыча сотнями миллионов тонн. Их на карте мира всего десятка два. По иронии судьбы, классические (в общеполитическом смысле) великие державы (Россия, США и Китай) считаются и великими нефтяными, кроме "прекрасной Франции". Англия - великая отчасти, она добывает более 100 млн. т., а вот запасов-то у нее... не очень.


Более 90% запасов, тем не менее, находятся на территориях "развивающихся" стран.


Не во всех странах подтвержденные запасы остаются на прежнем уровне, в большинстве они снижаются. Это относится и к России, где в 90-е гг. геологоразведка была в значительной мере прекращена. С той же проблемой сталкиваются и другие страны, по различным причинам: например, в США территория геологически хорошо изучена; новых крупных месторождений ждать уже не приходится, а добыча не снижается.


Считается, что всего на Земле осталось около 350 млрд. т. нефти (вместе с доказанными запасами), пригодных для добычи при современном уровне технологии, и еще около 100 млрд. т., находящихся в совсем неудобных для добычи местах, в сложных геологических и географических условиях - под морским дном на глубинах более 500 м и так далее. Кстати, само существование этих запасов и их принципиальная доступность никем не гарантированы. Такие оценки относятся к разряду "спекулятивных", то есть в значительной степени умозрительных (в науке слово "спекулятивный" - посмотрите в словаре - носит менее негативную окраску, чем в обычной речи, но все-таки негативную).


В зависимости от степени разведанности запасы делятся на различные категории, своя градация есть в нашей стране, разработана и международная система. Не углубляясь в подробности, разумнее всего опираться на такие оценки - то есть доказанные запасы в 140-150 млрд. т. и прогнозные (достоверные) запасы в 60-70 млрд. т..


За всю историю человечества добыто и израсходовано около 100 млрд. т. нефти, и большая часть - в последние десятилетия. Добыча постоянно растет и в последние годы, как уже говорилось, составляет около 3 млрд. т. ежегодно. Львиная доля из этого достается США - около 1 млрд. т., остальное делится примерно поровну между другими странами "золотого миллиарда" и остальным миром. Потребление, отчасти из-за новых индустриальных стран, растет. Тем не менее, хотя относительный рост экономики Китая велик, "золотой миллиард" (вместе с США) отнюдь не снижает свои аппетиты. Его ("золотого миллиарда") потребности удовлетворяются в основном импортом. Сейчас Западная Европа импортирует около 300 млн. т., Япония примерно столько же. Собственная добыча США - около 350 млн. т., а недостающее до миллиарда ввозится главным образом из Мексики, Канады и Венесуэлы. Импорт в США из стран Старого Света, то есть с Ближнего Востока и из Африки, также значителен - около 200 млн. т., из них продукция Персидского залива составляет примерно половину. Так что пока из развитых стран почти полностью от Ближнего Востока зависит только Япония, но это только пока.
Итак, весь мир добывает и потребляет примерно 3 млрд. т. в год - то есть, чуть больше 2 % от доказанных запасов. На сколько лет хватит - при нынешнем потреблении - нефти из доказанных запасов? Посчитать легко - 40-50 лет, если не открывать новых месторождений.


Но мы же отметили: в разряд доказанных непрерывно переводятся новые месторождения, и их может быть до 200 млрд. т., а с различными "неудобьями" даже до 300! Значит, не все так плохо, не оскудели кладовые Плутона! Однако, тенденцию необходимо знать не хуже, чем текущее состояние. Об этом говорит мудрость малочисленных народов. Так какова же тенденция?
К сожалению, объем вновь разведанных месторождений уступает расходу. Так, в середине 1990-х гг. ежегодный прирост запасов составлял 0,8 % от мировых (напомню, при добыче свыше 2 %). Получается арифметическая задачка про бассейн с двумя трубами. Струя, что выливается, в два с половиной раза больше вливающейся. Когда же опустеет бассейн? Получается, что исчерпание при сохранении современных темпов добычи и разведки все равно наступит, хотя и позднее - к 2070 г.
Мы легко относимся к вероятности отдаленных событий - когда-то и Солнце погаснет, или взорвется - чего об этом думать? Но в данном случае время вполне осязаемо. Если у вас, уважаемый читатель, только что кто-то родился - дочка или внук - то их внуки начнут жизнь в мире уже без нефти. Легко ли им будет?


Из 140-150 млрд. т. подтвержденных запасов, на которые может твердо рассчитывать человечество, в Западном полушарии находится незначительная часть. Здесь наиболее богата нефтью Венесуэла - около 8 млрд. т., затем - Мексика - около 6 млрд. т.. Основной мировой потребитель - США - обладает запасами в 3 млрд. т..


В Старом Свете неравномерность в территориальном распределении велика. Основные запасы принадлежат Саудовской Аравии - 25% мировых - около 35 млрд. т.. Еще примерно по 8 - 10 % (по 12 - 15 млрд. т.) находятся в странах Персидского залива - Иране, Ираке, Кувейте и Объединенных Арабских Эмиратах, из ОАЭ наиболее богат эмират Абу-Даби. Остальные запасы англо-норвежские Северного моря, алжирские, индонезийские, Тропической Африки) не идут ни в какое сравнение с Персидским заливом. Только близкая к Европе Ливия со своими 4 млрд. т. и полковником Каддафи в мировом балансе довольно заметна.


Одна из наиболее закрытых стран в области информации о нефтяных ресурсах - Россия. Официальных данных на эту тему не публикуется, а в последнее время они вообще отнесены к государственной тайне. Именно поэтому оценки очень разнообразны и колеблются от 4 % мировых (6 млрд. т.) до 13 % (20 млрд. т).


Вообще-то ситуация странная. Мы, граждане России, не знаем, каковы источники благосостояния сырьевых экспортеров, за счет которых мы все живем. Да, именно так обстоит дело!
Питаемся мы более, чем наполовину импортными продуктами, носим импорт, ездим на импорте. Нет ни российских чайников, ни стиральных машин; отвертки и гаечные ключи импортные; фильмы, которые мы смотрим - импортные; российские, правда, есть, но если бы их не было, разница была бы невелика. То есть они не плохи, одна беда - смотреть их нельзя. Хотя некоторым нашим режиссерам дают иногда премии на фестивалях, но назначение этих премий, по-моему - чтобы русские не научились хорошие фильмы снимать. Значительная часть того, что мы считаем российским - в действительности
импорт, полностью или частично. Модные костюмы или ботинки сделаны по иностранным лекалам, и значительная часть прибыли идет владельцам лекал; рецепты, технологии, иногда даже просто фирменные названия ("бренды") забирают значительную часть выручки. Под микроскопом можно отыскать сдвиги к лучшему - например, возврат водочной марки "Столичная" российскому государству. Но это луч света в темном царстве. Круглогодичные свежие фрукты, черешня в мае, арбузы в июне - ничего из этого не выросло в России. В Турции, Западной Европе, даже в Чили и Южной Африке.


Когда маститый экономический гуру ругает коммунистов за то, что они заставляли нас потреблять некачественные собственные товары - ему простительно. А нам-то, простым обывателям, непростительно забывать, что если что-то хочешь купить - ты должен что-то продать. И если на мировом рынке удается продавать только нефть и газ, то что делать, когда они закончатся? Китаец умеет шить куртки и кроссовки - и это умение у него останется; японец делает фотоаппараты; американец снимает фильмы. А мы, вместо того, чтобы лучше делать то, что раньше умели, но плохо - теперь разучились делать вообще. Если наша военная промышленность получит военный госзаказ - она его, пожалуй, уже не выполнит, не соберет способных рабочих и инженеров. Их уже нету. Мы живем лучше Северной Кореи не потому, что у нас демократия, а у них коммунизм. Просто у нас есть нефть и газ, а у Северной Кореи нет - и все. Кончатся они - будем жить хуже северокорейцев. Нефть и газ - основа нашего общественного строя. А сколько у нас этой основы - мы не знаем. Так 4 у нас процента от мировых запасов или 13? В первом случае (4 %) граждане России могут ни о чем не думать всего 10-12 лет, а во втором (13%) - целых 40. В первом случае уже нам нужно думать, как жить без экспорта нефти, во втором же пусть думают следующие поколения.


Разумнее всего базировать оценки на некоторых общих правилах, принятых в Госплане СССР. Так, в советские времена полагалось иметь неснижаемый резерв подтвержденных запасов на 30 лет текущего уровня добычи. То есть разбейся геологи в лепешку - но найди новые месторождения взамен истраченных. И находили, поскольку, кроме ЦУ и накачек, геологоразведка получала очень неплохое финансирование, обеспечение и снабжение. Таким образом, можно предполагать, что в 1990-м г., при тогдашнем уровне добычи 516 млн. т, подтвержденные запасы исчислялись в 15 млрд. т. За прошедшие с того времени 12 лет добыто около 4 млрд. т, прирост же запасов был незначительным. Следовательно, можно считать, что современные запасы нефти в России составляют около 11 млрд. т.. Косвенным подтверждением этому служат сведения о запасах нефтяных компаний, поделивших наследство России, ставшие достоянием гласности в середине 1990-х гг. Наибольшими подтвержденными запасами нефти (на начало 1995 г.) располагали СИДАНКО (3.2 млрд. т.), ЮКОС (1.6 млрд. т.), ЛУКойл (1.51 млрд. т.), Сургутнефтегаз (1.49 млрд. т.).


Весьма высоко потребление на одного человека в США - 11 т.у.т. Для сравнения Москвича - 4-5.


Большинство развитых стран, потратив 1 т. нефтяного эквивалента, производят ВВП на 2-3 тысячи долларов. Япония даже на 4 тысячи.


Но не только иллюзорную свободу дает автомобиль (его обладатель обычно пашет как пчелка и пользуется автомобилем как ежедневным транспортом; в свое удовольствие он может покататься только во время короткого отпуска). Автомобиль - указатель общественного статуса. Это не совсем для нас понятное явление, но, как рассказывали мне наши эмигранты, если ты работаешь в фирме, то твое жилье и автомобиль должны соответствовать общему уровню. Я не знаю точно, что происходит с теми, кто, с целью экономии, например, продолжает жить не в том районе и ездить на машине как у Следжхаммера или лейтенанта Коломбо. Думаю, служебные перспективы такого оригинала неблестящи. И, что особенно неприятно в свете обсуждаемой темы: автомобиль должен быть новым. Западное общество заставляет своих граждан тратить ресурсы очень изощренными способами. Например, на машины старше трех лет страховка существенно дорожает. А езда без страховки граничит с преступлением, если уже не является им. Поэтому на Западе 7-летняя машина стоит дешево, именно потому, что слишком дорого обходится владельцу, и, подозреваю, если бы мы эти машины отказались покупать у них, то они отдавали бы их даром. И все это при том, что на старых западных машинах вполне можно ездить. Правда, недолго. Ушли в прошлое времена, когда машины были долговечны. Они могут быть долговечны - но по случайности. Такое требование не заложено в их конструкцию, как и ремонтопригодность в любых условиях. Более того, сейчас применяется концепция "контролируемого износа". Что это такое? Если найти на помойке старый советский цветной телевизор, пока его не обнаружат бомжи, в нем можно обнаружить вполне работоспособные блоки. Например, блок питания, с массивными трансформаторами и дросселями из специальной стали и цветных металлов. Но сам телевизор скорее всего неработоспособен - некоторые детали вышли из строя: электролитические конденсаторы, трубка... Хотя его вполне можно восстановить при желании. А вот если что-то выходит из строя в современных телевизорах - ремонт смысла не имеет, вскоре посыплется все. Это касается различных видов техники, но само понятие "контролируемого износа" было введено американскими автомобилестроителями. По достижении определенного возраста автомобиль должен выйти из строя полностью. Нет смысла тратиться на долговечные узлы, если вся машина пойдет на свалку. Вообще сейчас считается, что допустим лишь один серьезный ремонт сложного технического изделия, если выходят из строя два узла - дешевле купить новое.


Увы. Мы живёт в одноразовом мире! Одноразовые шприцы, одноразовые пластиковые пакеты, одноразовые пластиковые бутылки, одноразовые ручки, одноразовые мобильные телефоны, ...., "одноразовые автомобили". Есть над чем задуматься, уважаемые читатели Priroda.SU

Цивилизация западного типа характеризуется высоким уровнем расходования природных ресурсов. Но значительная часть их расходуется не на удовлетворение основных жизненных потребностей, а вследствие сформировавшихся стереотипов соответствия определенным стандартам поведения. Таким образом, основная доля затрачиваемых Западом ресурсов идет не на жизненные потребности. Эти траты определяются принятым стилем жизни - были же в Древнем Риме периоды, когда шиком считалось пользоваться не украшениями из золота, а пудрой из него, чтобы это золото нельзя было второй раз использовать. Но изменить сложившийся образ жизни Запад не может. Живут люди, не умирают при потреблении энергии в десятки раз меньше, чем в США - но Запад даже не хочет задуматься, как это им удается, и что такая ситуация возникнет когда-то и там. Откажись сейчас от личных автомобилей - и дополнительная нагрузка на другие отрасли транспорта и промышленности - железнодорожное строительство, например - будет несравнимо меньше отмененной автомобильной. Но это нереально. Многое может Запад - не может только сократить потребление по собственной инициативе. Заметен в расходе энергии, конечно, и географический фактор. Если кто забыл граничное условие, упомянутое в начале, напомню: критерий "цивилизованности" действителен для стран умеренного пояса. Кто севернее, тот имеет в энергопотреблении еще и отопительную составляющую. Канадцы потребляют даже 13,5 т., хотя уровень жизни в Канаде несколько ниже, чем в США, а производят канадцы меньше, тысячи на полторы долларов на 1 toe. Хотя в населенных регионах Канады и выращивают персики, виноград и табак - все же это страна северная, "за фазовым переходом". Но даже самые северные канадцы, эскимосы, расходуют энергоносителей гораздо меньше европейцев. Россияне, при слабой экономике, не сильно отстают по душевому потреблению энергии от американцев - сейчас всего раза в два. Тоже, несомненно, географический фактор - мы мало что производим, но простое выживание требует затрат. По некоторым оценкам, отопление у нас забирает две трети используемой энергии.
Что интересно: у развивающихся стран часто то же соотношение между ВВП и потреблением энергии, что и у стран Запада. Они гораздо меньше производят ВВП на душу - но меньше и используют! То есть, нельзя сказать, что отсталость в технологии выражается в меньшей экономичности потребления энергии.
Вот такой итог: качество жизни (в нынешнем понимании) прямо зависит от потребления энергии на душу населения. А вот экономичность потребления энергии в процессе производства о развитости страны ничего не говорит. То есть понятие "западная культура" синонимично понятию "потребления на душу", и это не эмоциональная оценка, а медицинский факт.


В России потребление нефти (включая ГКЖ) на душу населения в 1990 г. составило 1500 кг, в 1994 г. - 1290 кг и в 1995 г. - 1230 кг [6, c.10]. И при этом к 2002 г. Россия вышла на первое место в мире по экспорту нефти - поразительное достижение! Итак, треть потребляемой в США энергии приходится на нефть. В Японии - более 50 %. Где-то меньше - четверть, как у нас, а где-то существенно больше. Итак, если нефть будет труднодоступна - разве это критично для современной цивилизации? Уж на четверть-то ужаться в своих потребностях можно!


К сожалению или к счастью, без нефти современная цивилизация приобретет совсем иной облик. Кстати, современная цивилизация - это синоним термина "цивилизация западного типа". Справедливо это или нет, но мы считаем национальную цивилизацию тем более современной, чем больше она похожа на среднезападную, которая, в свою очередь, должна быть похожей на американскую. Так вот именно нефть определяет лицо западной цивилизации.


Ремонт дорог - целая индустрия. По нормативу, в Московской области за зиму дорожное покрытие замерзает и оттаивает 40 раз. 40 раз вода, превращаясь в лед, расширяется и углубляет трещины. Сразу после исчезновения нефти всего в течение 5 - 10 лет асфальтовые дороги у нас станут совершенно непроезжими. Правда, если по ним будут продолжать ездить...


Поэтому, когда закончится нефть - исчезнет и современная, часто называемая автомобильной цивилизация. Подобное эпохальное событие трудно даже вообразить, что свидетельствует об ограниченности нашего воображения, а не о невозможности или малой вероятности самого события. Автомобиль вовсе не правило, не закон природы, это не такой извечный спутник Гомо сапиенса, как ячмень или собака. Он, скорее, исключение, и, при всех его положительных качествах, не обещает полного счастья для человечества. Подозреваю даже,
хотя и не могу доказать, что можно быть счастливым и без автомобиля. Наши прадеды, возможно, видели автомобиль, но мало кто на нем ездил - а они прожили насыщенную и небезрадостную жизнь.


Современное сельское хозяйство - это во многом преобразование минеральных калорий в пищевые.


Подсчитано, что для получения одной пищевой калории современное сельское хозяйство западного типа тратит до десяти минеральных калорий. Точнее, так: энергетическая ценность пищи одной американской души - 3,6 ГДж в год, причем на ее производство затрачивается в США 35 ГДж разнообразной энергии, в основном минерального топлива; и это не считая 80 ГДж солнечной энергии, используемой при фотосинтезе пищевыми растениями. (стр. 236, т.1, Кондратьев и др.). Не удивляйтесь, куда девается основная часть этих 80 "солнечных"
ГДж, если не в еду? В действительности примерное соотношение между пищевой и прочей биомассой именно таково. При производстве хлебных злаков основные калории (более 90 %) остаются в соломе и прочей шелухе, и русский крестьянин умел ее использовать в качестве корма, иначе крестьянское хозяйство в России не существовало бы.


Современный мир не понимает слов "удобней", "экологичней" и так далее Он понимает только "выгодней".


Существует такой критерий - энергозатраты на единицу получаемой пищевой энергии. Он условный - затрачиваемые калории минерального топлива соотносятся с калориями получаемых пищевых продуктов. Так вот современная рыбная промышленность очень затратна: на 1 калорию рыбопродуктов тратится от 1 калории минерального топлива (традиционное прибрежное рыболовство) до 250 калорий (высокомеханизированное океанское)!


Правда, в Норвегии нет гейзеров, но пока есть собственная нефть, и по ее экспорту норвежцы в последние годы частенько входят в тройку призеров. А главное - норвежцы ее хозяева, поскольку, как все приличные люди, не раздали иностранцам и приватизаторам, а добывают сами, национальной государственной компанией.


И еще в Норвегии есть Фонд Будущих Поколений. За счет доходов от продажи нефти там формируется специальный фонд - средства из него предназначены для подготовки к следующей эпохе - когда норвежцы будут жить без нефти.


Без нефти современные развитые страны будут отодвинуты поближе к XIX-му веку. Как мы помним, "веку угля и пара".


Таким образом, в некоторых регионах исчерпание запасов проявляется быстрее, чем в других. Конкретные данные на 1995 г. таковы: обеспеченность основных нефтедобывающих стран характеризовалась следующими величинами (коэффициент кратности запасов - ККЗ, лет): Великобритания - 4.7, Канада - 7.5, Норвегия - 8, США - 9.4, Египет - 12, Китай - 22, Нигерия - 30, Мексика - 51, Иран - 67, Венесуэла - 69, Саудовская Аравия - 89, Индонезия - 106.5, ОАЭ - 124, Кувейт - 129. Считается, что уровень добычи становится неустойчивым и обнаруживает тенденцию к падению при снижении ККЗ до 5. Такая ситуация возникает по двум причинам: либо территория богата, но плохо разведана - тогда для повышения ККЗ нужно просто побольше вложить в геологоразведку, и положение поправится - либо запасы разведаны и "проедены". Похоже, что ситуация на англо-норвежских месторождениях Северного моря близка на сегодняшний день ко второму варианту...
Вот в этом-то и заключен трагизм ситуации - в странах - основных потребителях надежд на открытия крупных месторождений нет - ни в Европе, ни в Японии, ни в США. Следовательно, уже в ближайшей перспективе (10-15 лет) значительная часть наиболее доступных для развитых стран запасов будет выработана, и доля стран ОПЕК (читай - Персидского залива) в общемировых запасах существенно вырастет. Зависимость от поставок из этого региона увеличится и для Западной Европы, и для США, которые пока снабжаются в основном из других источников.
Такой прогноз получается при учете трех параметров: нынешние запасы, нынешняя добыча и нынешний темп восполнения. Причем даже без учета того, что новые месторождения даются все труднее и дороже, и их все меньше.


Торговля сырьем в современном мире приносит выгоду потребителю, а не продавцу - есть такой закон практической экономики.


Мне как-то пришлось рассматривать очень наглядную диаграмму: объемы введенных в эксплуатацию нефтяных месторождений в СССР по десятилетиям. Маленькие прямоугольнички для 30-х, 40-х, 50-х гг.; уже существенный для 60-х; и огромный для 70-х. Мы с Ищенко одновременно ткнули в него пальцем: "Вот здесь был подписан приговор СССР!".
А действительно: насколько была реальна опасность капиталистической реставрации в СССР? Наша экономика в первой половине XX-го в. ни для кого не представляла интереса. Она вообще слишком низкорентабельна. Даже Гитлер не собирался колонизировать всю Россию: в его планах было онемечивание Прибалтики и части Украины, особенно Крыма. По-моему, ему и Белоруссия была неинтересна. И совершенно то же самое думали о советской экономике другие. Это мы считали, что наши заводы кому-то нужны. Только в 90-е и узнали, что они на фиг никому не надобны. А из сырья что у нас было такого привлекательного? Сало? Пенька? Лес, разве что, - да его могли добывать только сами русские. Но с появлением советской нефти и созданием экспортных возможностей обозначились два интереса: Запада и групповой интерес советского госчиновника-нефтеэкспортера. Осуществлению этих планов мешал только Союз.


Дневное потребление нефти в США составляет почти 20 млн. баррелей.


Европейская Россия обеспечивает свои нужды в энергии за счёт природного газа на 65%.


Так что реальная перспектива на посленефтяной период - это угольная эра. Ненадолго (исторически), но дольше, чем жизнь за счет нефти. Это самый массовый ресурс, которого хватит на более долгое время - по недавним оценкам, количество "эффективных" угольных ресурсов, то есть тех, себестоимость добычи которых не превышает 40 долл. по курсу 1975 г. за тонну, составляет более 2,6 трлн. т.у.т. То есть 1,8 трлн. тнэ, более чем в 10 раз превышая запасы нефти.


Куда идет мир? Можно исходить из того, что он меняется без цели, просто под воздействием объективных законов развития. В таком случае, например, развитие западных, так называемых демократических стран происходит вполне стихийно: сменяющие друг друга раз в 4-5 лет правительства не имеют возможности планировать свою деятельность даже на 15-20 лет. Они вынуждены вести все время популярную политику, чтобы нравиться избирателям. Долгосрочные программы сначала требуют затрат, а отдача наступает гораздо позднее - кто же захочет брать на себя труды и затраты, чтобы плодами воспользовался будущий соперник?


"С учетом затрат на восстановление ресурсной базы себестоимость для большинства компаний-нефтедобытчиков оценивается в 15-16 долларов за баррель" (Goldman & Sachs, 1999 г.)


Страны-потребители нефтяного рынка не имеют возможности увеличить предложение, они могут только уменьшить спрос. При этом после событий 11 сентября 2001 г. наблюдалось интересное явление: сокращение производства и потребления если и имело место, то исчислялось считанными процентами, а нефтяные цены упали на десятки процентов, приблизившись к нижнему ценовому уровню. Фактически при том же жизненном уровне, определяемом уровнем потребления ресурсов, страны "золотого миллиарда" стали значительно меньше платить за ресурсы.


Ситуация поучительна. Фактически примерно такую ситуацию Западу желательно воспроизводить и в будущем. Жертвуя "деловой активностью" - величиной виртуальной - можно сохранять высокий уровень потребления нефти. Это именно то, что нужно. Такая ситуация достижима благодаря некоторым свойствам нефти как товара с неэластичным спросом. Совсем небольшие колебания спроса приводят к значительному изменению цены, и наоборот: можно снижать цену - а спрос почти не увеличивается. Поэтому если удастся постоянно держать спрос под контролем, не давать
ему превышать предложение нефти - цены будут низки. И Запад (в первую очередь - США) постоянно мучает вопрос: как этого добиться? Как ограничить спрос на нефть со стороны незападных потребителей? Как увеличить предложение нефти?


Но все это выгоды частные и в мировом масштабе мелкие, в целом в войнах Запада 1940-х - 1990-х гг. явного экономического мотива не просматривалось. Кроме одного, общего - уничтожение коммунистической системы в перспективе возвращало в лоно мирового рынка солидную долю экономики Земли - как с вожделением сказал какой-то американец: "представьте себе, что каждый китаец покупает зубную щетку моей фирмы!".


В современном мире складывается парадоксальная ситуация. От усилий относительно малокультурных сырьевых государств (и мы попали в их число) зависит ускорение темпа развития человеческой цивилизации. Чем дешевле будет обходиться Западу сырье, тем меньше у него останется стимулов для подготовки к периоду истощения сырьевых ресурсов. Дешевая нефть - наркоз для цивилизации западного типа. Дорогая же потребует создания новых технологий, сначала - более экономичных, а затем - кто знает? - может быть, не требующих
использования невозобновляемых видов сырья вообще.


Беда в том, что капиталистические предприятия ограничены в своем видении перспективы и не всегда способны к долгосрочным инвестициям с нескорой отдачей. Им же нужно прибыль получать, да и трудно нефтяной компании перейти к ядерной энергетике. Непросто это и для демократически избираемых правительств - как известно, они сильно зависят от экономических структур, а те не для того помогают избираться кандидатам, чтобы они повышали налоги и прочие изъятия из прибыли корпораций. Это скорее прерогатива тоталитарных правительств, или во всяком случае опирающихся на широкие партии и независимых от корпораций - на современном языке, впрочем, они и называются тоталитарными.


А объемы вложений в построение экономики будущего просто несоизмеримы с обычными тратами правительств, они должны быть по крайней мере на уровне оборонных затрат. И это при том, что оборонные расходы никто не отменял - ситуация дефицита топлива скорее приведет к росту напряженности в мире, чем к разрядке. И в глобальном мире с открытыми границами ни одна страна в отдельности не сможет позволить себе таких массивных вложений - ведь средства для этого можно взять из налогов. А если повысишь налоги по сравнению с другими странами - отпугнешь инвесторов, да и собственных предпринимателей. В отношении крупных проектов в современном мире действует "чесночный принцип". Как в туристской компании, которой приходится спать в одной палатке, есть чеснок должны или все, или никто, так и значительные траты осуществляют или все, или никто, иначе произойдет утечка капитала к тем, кто в этих тратах не участвует.


Очень интересно бы было знать, как представляют себе конец технической цивилизации современного типа "там". Как они собираются переносить резкое снижение всех возможностей - по производству еды, по топливу, транспорту. Потеря качества медицинского обслуживания.


Книгу можно приобрести здесь.

--
При использовании материала не забудьте сослаться на www.priroda.su

Метки: /




Поделиться новостью:




Если Вы хотите всегда быть в курсе последних событий, подпишитесь на наши новости.


Комментарии:

Комментариев нет

Комментировать

(Авторизация)